Notice: Undefined variable: vid in /home/psicho/htdocs/public_html/web/psychological-kitchen/index.php on line 8
Притчи - 7
Главная /  Психологическая кухня /  Притчи /  Притчи о добрых делах и поступках- 7.

Притчи

Притчи о добрых делах и поступках- 7.

Дата создания: 2014-01-25 Автор: Александр

Дорогой читатель твоему вниманию предлагается новый набор интересных притч. Читай, смотри, применяя если получится для постройки своих социальных и поведенческих ролей в обществе.

Должна быть дорога.

Все знают, как трудолюбива белка. С утра до ночи она работала на своем поле и вырастила прекрасный урожай. Она была так занята, что не удосужилась даже проложить дорогу к своему полю, а добиралась до него, просто прыгая по деревьям.
И вот случилось так, что в этих местах охотился паук. Увидел он поле белки, где уже созрел урожай, и очень оно ему понравилось. Поискал он дорогу к полю, не нашел — и в его хитрой голове тотчас созрел коварный план.
На другой день паук вернулся на поле вместе со всей своей семьей, и они стали прокладывать к нему свою тропу, завешивая ее паутиной так, чтобы казалось, будто они часто пользуются этой дорогой. Потом паучья семья принялась убирать зрелые колосья и уносить их. За этим занятием застала их белка.
— Кто вам позволил убирать урожай с моего поля? — в негодовании закричала она.
— С твоего поля? — спросил паук. — Почему ты называешь это поле своим?
— Потому что я работала на нем, — ответила белка. — Я расчистила участок, я возделала его, засеяла и заботилась об урожае. А теперь приходишь ты и хочешь его забрать. Это мое поле.
— Тогда покажи, где твоя дорога к нему, — сказал коварный паук.
— Мне не нужна дорога, — ответила белка, — я могу скакать и по деревьям.
— Ах, вот как! Где это слыхано, чтоб кто-то не прокладывал к своему полю дороги? — презрительно возразил паук.
Белка передала дело в суд. Но суд решил, что не может быть поля, к которому не проложено дороги. А так как дорога, несомненно, проложена пауком, значит, и поле принадлежит ему.
Паук с семьей собрал весь урожай и повез его продавать на базар. В пути их настигла ужасная буря. Они бросили свою кладь на дороге и убежали искать укрытия от ливня. Как только буря прошла, они вернулись к дороге — и что же там увидели? Большой черный ястреб сидел на их добре и, широко раскинув крылья, укрывал его от дождя.
— Спасибо тебе, чужеземец, что ты охранял наше имущество, — сказал ему паук.
— Ваше? — возразил ястреб. — Как бы ни так! Где это слыхано, чтобы такое добро оставляли без присмотра посреди дороги? Вздор! Это мой урожай, я везу продавать его на базар. Будь здоров, паук, и не вздумай мне дерзить.
Сказав это, ястреб поднялся, унося с собой добычу.
Источник: Книга о судах и судьях

********** Притча рассказывает о жизненном круговороте случайностей, но эта притча более реальна. В сказке возможно бы ястреб вернул добро белке, ведь только она является потерпевшей стороной. А возможно притча учит посмотреть вокруг и начать дружить с соседями, так как ястреб на любое добро, всегда посмотрит. Такова его натура. Об другой натуре, только волчьей, рассказывает следующая притча.

Волчья натура.

В одном лесу все звери очень боялись грозного волка. И как услышат, что он идет, спасаются кто как может.
Однажды собрал тот волк все лесное товарищество и так сказал:
— Не желаю я больше того, чтобы в нашем лесу господствовал страх. Не смотрите на меня как на ненасытного и не убегайте от меня. Мне по вкусу лишь больные да немощные. Если есть такие, приводите ко мне, я буду их есть, а вас не трону.
Согласились звери. Приводили к нему больных, он их пожирал, но иногда задирал-таки и здоровых, тех, что приводили немощных.
Тогда его спросили:
— Зачем ты здоровых ешь?
На что волк ответил:
— Ничего не могу поделать, ибо вижу, что все вы больные.
Источник: Выженко А. Притчи: путеводная Звезда перемен

********* Видимо волк действительно прав, ведь к нему приводили физически нездоровых зверей, звери умственно нездоровые. Парадокс. Но не только в рассуждениях волка можно увидеть ясную мысль. Плохо когда детские психологические установки, не дают нам развиваться грамотно и разумно. Почти всегда в этом виноваты взрослые. Про это третья притча.

Орел и курица.

Случилось так, что яйцо орла каким-то образом оказалось в сарае фермера рядом с другими яйцами, которые высиживала курица. Через некоторое время вместе с другими цыплятами на свет появился и молодой орел.
Прошло еще некоторое время, и оперившийся птенец почувствовал необъяснимую тягу к полету. Он спросил как-то мать-курицу:
— Когда я научусь летать?
Бедная курица даже не осознавала, что не способна летать, и понятия не имела, что делают другие птицы, чтобы научить своих птенцов искусству летать. Однако ей было стыдно признаться в своей неполноценности, и она ответила:
— Еще рано, малыш. Еще рано. Подожди, я научу тебя, когда ты будешь готов.
Прошли месяцы, и молодой орел стал подозревать, что мать не знает, как летать. Но он не мог решиться на самостоятельный полет, так как его безумное желание летать вступило в противоречие с благодарностью, которую он испытывал к птице, что воспитала его.
Антонио де Мелло. Когда Бог смеется.

*********** Видите, какую большую роль играют комплексы родителей, в формировании будущего своих детей. Птенец орла был хороший и благородный сын. И возможно со временем преодолел бы свои табу и полетел, но время было бы все равно упущено. Дальше мы представим притчу о правильном полевом поведении отца, который хочет добра для своих детей и себя

Притча о правильном ролевом поведении.

Однажды к Мастеру Вану пришли трое его детей, и каждый желал странного.

— Отец, — жеманясь и краснея, сказал старший сын — Мне кажется, я люблю мужчин больше, чем женщин. А среди мужчин я больше всех люблю Сунь Ахуя из соседней деревни. Он такой… такой! он как Бьякуи из «Блича»! Я понимаю, ты хотел видеть во мне опору в будущем, продолжателя рода и наследника своего мастерства, но… извини, я хочу иначе. Ничего, если я приведу в дом Сунь Ахуя, и мы будем спать в одной кровати и сидеть у огня, держась за руки?
— Папа, — потупясь, сказал средний сын — Мне кажется, я пацифист и не могу даже смотреть на оружие, мясную пищу и чужие страдания. Я понимаю, ты хотел бы видеть во мне сильного воина, победителя и защитника, который прославится на всю Поднебесную, но… извини, я хочу иначе. Ничего, если ты отмажешь меня от армии, и мы возьмем в дом нашего поросенка, которого мы откармливаем на Праздник Фонарей? Я назову его Пикачу, буду купать в теплой воде, повяжу на шею синий бантик, и мы с Пикачу будем кушать только растительную пищу!
— Папа! — сказала любимая дочь Мастера Вана, Ма Сянь, водя изящной ножкой по глиняному полу — Ты знаешь, я ведь молодая, красивая и умная девушка. Поэтому я хочу самореализоваться и пожить для себя. Я понимаю, ты хотел бы видеть во мне любящую жену, умелую хозяйку и заботливую мать своих многочисленных внуков, но… извини, внуков у тебя не будет. Ничего, если я уеду в город, стану там офисным работником, сделаю карьеру и стану чайлдфри? А по выходным я буду приезжать к тебе в дом престарелых на своем «Матисе» и куплю тебе замечательное кресло-качалку…
Мастер Ван уже открыл было рот, чтобы громко высказать детям все, что он о них думает, но так и не издал ни звука. «А нужно ли? — подумал он вдруг. — Да какое же я имею право решать за своих детей, как им жить, с кем спать, что есть, во что верить? Они же самостоятельные личности! Ну и что, что старшему всего семнадцать? Подумаешь, мне не нравится! Ничего, потерплю, зато дети мои будут счастливы! В конце концов, чем цивилизованнее человек, тем он толерантнее, так неужели я буду вести себя как дикарь?!»
— Хорошо, — устало сказал он, — живите как хотите.
…прошло десять лет. Дети жили как хотели, а Мастера Вана это невыносимо отравляло и мучило.
Он пришел к соседу поделиться своим несчастьем и увидел, что Мастер Чжан сидит в беседке перед садом камней, пьет сливовое вино и курит свою любимую кривую трубочку.
— Как поживаешь, сосед? — спросил Мастер Ван.
— Все ли в порядке? Что детишки?
Мастер Чжан неторопливо отпил из чашки и ответил:
— Старший сын женился на дочери уездного судьи. Они живут душа в душу, сын хорошо зарабатывает, у них в городе большой дом.
Средний сын служит в императорской коннице на южных рубежах Поднебесной. Он начальник «длинной сотни» конников. Враги боятся его, как огня, друзья любят, подчиненные уважают, а начальники ценят.
А дочь — что ж, вон моя красавица-дочь, ее любимый муж и пять моих внуков…
— Невероятно! — вскричал Мастер Ван. — Но разве десять лет назад твои дети, будучи молодыми, горячими и глупыми, не приходили к тебе, желая странного?!
Мастер Чжан степенно кивнул.
— Как же тебе удалось воспитать таких славных детей?!
— Я просто сказал им, что если не перестанут валять дурака, я перебью их лопатой!

********* Видимо не многие отцы могут такими действиями, привести в чувство оставшегося в детстве, взрослого ребенка. Ведь наши дети в этом не виноваты, что не могут выживать в одиночку в социальном мире. Родители их этому не учат, а ребенок просто не хочет уходить из семьи и ищет для этого поводы. Они могут быть разные, алкоголь, наркотики, нежелание работать, не желание учится, уход в виртуальный мир, неудачный брак. Способов много, вот только результат один, нет развития как самого родителя, так и ребенка. Следующая притча о обратном и хитром психологическом трюке, который проделал гуру, для изменения группы людей.

*********** Один из вас — мессия.

Однажды гуру, практиковавший медитацию у себя в пещере высоко в горах, открыл глаза и увидел перед собой незваного посетителя — настоятеля знаменитого монастыря.
— Что ты здесь ищешь? — спросил гуру.
Настоятель начал подробно излагать свою печальную историю. Одно время его монастырь пользовался на Западе огромной популярностью. В его кельях толпились молодые искатели истины, а церковь отзывалась на песнопения монахов. Но вот монастырь стал испытывать тяжелые времена. Поток молодых монахов иссяк, исчезли толпы тех, кто обретал здесь духовный покой, а церковь погрузилась в тишину. В монастыре осталась лишь небольшая группа монахов, но и они выполняют свои обязанности с тяжелым сердцем.
Настоятелю хотелось знать, не попал ли монастырь в такое бедственное положение из-за их грехов.
— Да, — ответил гуру, — из-за греха неведения.
— А что это за грех такой?
— Один из ваших монахов — скрытый мессия, но вы об этом не догадываетесь.
Сказав это, гуру закрыл глаза и вернулся к своей медитации.
В течение всего нелегкого возвращения в монастырь сердце настоятеля учащенно билось при мысли о том, что сам мессия вернулся на землю и пребывал именно в его монастыре. Как же могло случиться, что он не смог его распознать? И кто это может быть? Брат-повар? Брат-ризничий? Брат-казначей? Брат-приор? Нет, только не он, у него столько недостатков, увы! Но гуру сказал, что он замаскирован. А может, эти дефекты и являются маскировкой? Давай еще раз подумаем: у каждого в монастыре есть недостатки. И каждый может оказаться мессией!
Вернувшись в монастырь, аббат собрал монахов и рассказал им о своем открытии. Они посмотрели друг на друга с недоумением. Мессия? Здесь? Невероятно! Но он искусно замаскирован. Все может быть. А вдруг это брат такой-то… А может, это брат такой-то… А может…
Одно не вызывало у них сомнений: если мессия прятался среди них, то вряд ли им суждено обнаружить его. Поэтому они стали относиться друг к другу с большим уважением и вниманием. «Никогда не знаешь, кто окажется рядом с тобой, — говорили они друг другу. — А вдруг мессией окажется твой сосед?»
В результате такого разительного изменения атмосфера в монастыре стала наполняться радостью. Вскоре десятки молодых монахов попросили принять их в ряды Ордена, и вновь церковь отозвалась эхом на священные и счастливые песнопения монахов, чьи сердца пламенем охватил дух Любви.
Антонио де Мелло. Молитва лягушки.

*********** Очень поучительная притча, хотя любая притча учит человека мудрости, житейскому опыту. Следующая притча больше похожа на правило ведения бизнеса.

Продавец с ребенком.

Однажды ученик рассказал такую историю:
— Я отвечаю за закупки в своей фирме. Вчера ко мне пришла женщина — продавец от одного из потенциальных поставщиков. Мы заранее договорились с ней об этой встрече. Но она пришла со своим двухлетним сыном, сказав, что ей не с кем его оставить. Понятно, что переговоров толком не могло получиться. Малыш постоянно лез то к ней, то ко мне, то на мой стол, на котором лежали важные бумаги.
— А чего она от тебя хотела? — прервал его Учитель.
— Она хотела, чтобы мы начали покупать их товар.
— И чем закончилось? — спросил Учитель.
— Я, совершенно выведенный из равновесия, не смог привести аргументов, и поэтому сказал, давайте попробуем. Я хотел, Учитель, чтобы ты помог оценить эту ситуацию с разных сторон.
— Хорошо, — сказал Учитель, — давай попробуем. Во-первых, может быть так, что ей действительно не с кем было оставить ребенка. О чем это говорит?
— Что она мало зарабатывает и не может позволить себе платить няне.
— Верно, — продолжил Учитель. — Во-вторых, может быть так, что это лишь хитрый прием, с помощью которого она хотела добиться от тебя уступки. Что характерно, она ее добилась!
Тут один из присутствовавших учеников поднялся и сказал:
— Я знаю точно, что это второй вариант. Месяц назад она точно так же продала свой товар в моей фирме. Я слышал об этом.
Учитель развел руками.
В одной из записей, свидетельствующих об этом дне, мы нашли продолжение истории: ученики спросили, как надо себя вести в такой ситуации. Учитель дал всем задание, а через неделю ученики выслушали варианты друг друга и выбрали самый лучший ответ. Он звучал так: «Извините, госпожа, но если я буду принимать решения не в интересах моей фирмы, а руководствуясь тем, что вам не с кем оставить ребенка, у меня скоро тоже не будет возможности с кем-то оставлять своего». Учитель сказал, что хоть этот ответ и жесток, может быть, даже слишком жесток по отношению к этой женщине, но зато вполне справедлив по отношению к своей фирме и себе.
Ямагучи Тадао. Путь торговли.

*********** Применяя такие правила, человек действительно достигнет финансового успеха. А как быть с нравственной стороны, это личное дело каждого. Хотя женщина поступила не совсем честно, использовала запрещенный прием. Следующая притча о таком боге, в которого нужно верить.

Немая церковь.

Давным-давно жил один святой старец, который много молился и часто скорбел о грехах человеческих. И странным ему казалось, почему это так бывает, что люди в церковь ходят, Богу молятся, а живут все так же плохо, греха не убывает. «Господи, — думал он, — неужели не внемлешь Ты нашим молитвам? Вот люди постоянно молятся, чтобы жить им в мире и покаянии, и никак не могут. Неужели суетна их молитва?»
Однажды с этими мыслями он погрузился в сон. И чудилось ему, будто светозарный ангел, обняв крылом, поднял его высоко-высоко над землей. По мере того как поднимались они выше и выше, все слабее и слабее становились звуки, доносившиеся с поверхности земли. Не слышно было более человеческих голосов, затихли песни, крики, весь шум суетливой мирской жизни. Лишь порой долетали откуда-то гармоничные нежные звуки, как звуки далёкой лютни.
— Что это? — спросил старец.
— Это святые молитвы, — ответил ангел, — только они слышатся здесь.
— Но отчего так слабо звучат они? Отчего так мало этих звуков? Ведь сейчас весь народ молится в храме?..
Ангел взглянул на него, и скорбно было лицо его.
— Ты хочешь знать? Смотри.
Далеко внизу виднелся большой храм. Чудесной силой раскрылись его своды, и старец мог видеть все, что делалось внутри. Храм весь был полон народом. На клиросе виден был большой хор. Священник в полном облачении стоял в алтаре. Шла служба. Какая служба — сказать было невозможно, ибо ни одного звука не было слышно. Видно было, как стоявший на левом клиросе дьячок что-то читал быстро-быстро, шлепая и перебирая губами, но слова туда, вверх, не долетали.
На амвон медленно вышел громадного роста диакон, плавным жестом поправил свои пышные волосы, потом поднял орарь, широко раскрыл рот, и… ни звука! На клиросе регент раздавал ноты: хор готовился петь. «Уж хор-то, наверно, услышу», — подумал старец. Регент стукнул камертоном по колену, поднес его к уху, вытянул руки и дал знак начинать, но по-прежнему царила полная тишина. Смотреть было удивительно странно: регент махал руками, притопывал ногой, басы краснели от натуги, тенора вытягивались на носках, высоко поднимая голову, рты у всех были открыты, но пения не было.
«Что же это такое?» — подумал старец. Он перевел глаза на молящихся. Их было очень много, разных возрастов и положений: мужчины и женщины, старики и дети, купцы и простые крестьяне. Все они крестились, кланялись, многие что-то шептали, но ничего не было слышно. Вся церковь была немая.
— Отчего это? — спросил старец.
— Спустимся, и ты увидишь и поймешь — сказал ангел.
Они медленно, никем не видимые спустились в самый храм. Нарядно одетая женщина стояла впереди всей толпы и, по-видимому, усердно молилась. Ангел приблизился к ней и тихо коснулся рукой. И вдруг старец увидал ее сердце и понял ее мысли.
«Ах, эта противная почтмейстерша! — думала она. — Опять в новой шляпе! Муж — пьяница, дети — оборванцы, а она форсит!.. Ишь выпялилась!..»
Рядом стоял купец в хорошей суконной поддевке и задумчиво смотрел на иконостас. Ангел коснулся его груди, и перед старцем сейчас же открылись его затаенные мысли: «…Экая досада! Продешевил… Товару такого теперь нипочем не купишь! Не иначе как тысячу потерял, а может, и полторы…»
Далее виднелся молодой крестьянский парень. Он почти не молился, а все время смотрел налево, где стояли женщины, краснел и переминался с ноги на ногу. Ангел прикоснулся к нему, и старец прочитал в его сердце: «Эх, и хороша Дуняша!.. Всем взяла: и лицом, и повадкой, и работой… Вот бы жену такую! Пойдет или нет?»
И многих касался Ангел, и у всех были подобные же мысли, пустые, праздные, житейские. Перед Богом стояли, но о Боге не думали. Только делали вид, что молились.
— Теперь ты понимаешь? — спросил Ангел. — Такие молитвы к нам не доходят. Оттого и кажется, что все они точно немые.
В эту минуту вдруг робкий детский голосок отчетливо проговорил:
— Господи! Ты благ и милостив… Спаси, помилуй, исцели бедную маму!..
В уголке на коленях, прижавшись к стене, стоял маленький мальчик. В его глазах блестели слезы. Он молился за свою больную маму. Ангел прикоснулся к его груди, и старец увидел детское сердце. Там были скорбь и любовь.
— Вот молитвы, которые слышны у нас! — сказал ангел.

*********** Очень душевная и мудрая притча, и как мало бог прислушивается к таким молитвам в жизни. Но мы ведь не боги, что бы судить его. Давайте посмотрим вокруг себя, не видим ли мы точно такие же молитвы наших детей, детей соседей- « Папа, мама не пейте», « Папа, мама не ругайтесь», « Папа, мама не бейте». Задумывались ли мы об этом? Каждый пусть решает сам. Но видимо настоящий социально развитый человек, не ждет, пока Бог исполнит молитвы, а помогает нуждающемуся ребенку. Видимо именно за такие благородные поступки не только к своему, или чужому ребенку, человек становится похожим на своего творца.

Облик Моисея.

Весь мир был потрясен и очарован чудом Исхода. Имя Моисея было у всех на устах. Дошла весть о великом чуде и до мудрого царя Арабистана. Призвал царь лучшего живописца и повелел ему отправиться к Моисею, написать и доставить облик его. Когда художник возвратился, царь собрал всех мудрецов своих, искусных в науке физиогномики, и предложил им по облику определить характер Моисея, свойства, наклонности, привычки, и в чём таится чудесная сила его.
— Государь! — ответили мудрецы. — Облик этот принадлежит человеку жестокому, высокомерному, жадному к наживе, одержимому властолюбием и всеми пороками, какие существуют на свете.
Возмутили царя эти слова.
— Как! — воскликнул он. — Возможно ли, чтобы таким был человек, дивные подвиги которого гремят по всему миру?!
Пошел спор между художником и мудрецами. Художник утверждал, что облик Моисея написан им вполне точно, а мудрецы настаивали, что натура Моисея определена ими по этому изображению безошибочно.
Мудрый царь Арабистана решил сам узнать, кто из спорящих прав, и лично отправился в стан Израилев.
При первом же взгляде царь убедился, что облик Моисея изображен художником безукоризненно. Войдя в шатер человека Божьего, преклонил царь колено, поклонился до земли и рассказал о споре между художником и мудрецами.
— Сначала, прежде чем я увидел твое лицо, — сказал царь, — я подумал: должно быть, художник плохо написал облик твой, ибо мудрецы мои в науке физиогномики люди весьма опытные. Ныне же убеждаюсь, что это люди совершенно ничтожные и что суетна и ничтожна мудрость их.
— Нет, — ответил Моисей, — это не так: и художник, и физиономисты — люди весьма искусные; и тот, и другие правы. Да будет ведомо тебе, что все пороки, о которых говорили мудрецы, действительно присущи мне были от природы, и, быть может, еще и в большей степени, нежели это определено ими по облику моему. Но долгими и напряженными усилиями воли боролся я с пороками моими, пересиливал и подавлял их в себе, пока все противоположное им не стало второй натурой моей. И в этом — высшая гордость моя.

********* Притча о полярности всего мира, человек это частичка вселенной и тоже обладает полярностью. Не будет в человеке плохого начала, не будет внутреннего диалога. В наших разделах есть статья на тему библейского происхождения Адама и Евы, и о том, что люди в раю услышали второго собеседника Змия. До этого они слышали одного Бога.

Ученый и погонщик.

Шел караван по пустыне. В нем было сорок верблюдов, нагруженных тяжелыми ящиками, в которых лежали книги. Все это богатство принадлежало известному ученому-проповеднику, который ехал впереди на белом верблюде. Караваном управлял бедный погонщик. В пути случались разные неожиданности, и им приходилось иногда спорить между собой.
Однажды, ориентируясь по звездам, они сбились с пути и заспорили. Ученый сказал погонщику:
— Ты знаешь, как я знаменит среди ученых нашей страны и всего мира! Вот сорок верблюдов, которые везут лишь ничтожную часть моих знаний. Как ты, бедный погонщик, осмеливаешься спорить со мной?
Погонщик верблюдов поклонился и вежливо сказал:
— Мой господин! Я никогда бы не осмелился рассуждать перед вами. Но вы сами задали мне вопрос. Поэтому я осмелюсь высказать то, что думаю. Вы обладаете чудесными знаниями, которые можно сравнить с драгоценными жемчужинами. Эти жемчужины так дороги, что их нужно хранить в ларце, завернутыми в мягкий бархат. Мои же знания похожи на простую гальку, лежащую у дороги.
Слушая его, ученый благосклонного кивнул в знак согласия. А погонщик продолжал:
— Но я хочу сказать вам, что когда взойдет солнце, оно осветит, прежде всего, гальку, лежащую у дороги и лучи его не коснутся ваших драгоценных камней, завернутых в бархат.
Ученый вздрогнул! Он был настоящим ученым и не мог не оценить высоту мысли погонщика и ее истинность. Внимательно посмотрев на погонщика, он подчинился его решению.
Ганус Г.А., Кукушкин С.А. Наука побеждать. Притчи.

********* Притча о споре между наукой и житейской логикой. Добрая притча.

Всемогущий Канут.

Некогда в Дании царствовал король Канут, которого называли «великим владыкой морей».
Однажды Канут стоял на морском берегу, окруженный своими приближенными. Они превозносили могущество короля, говорили, что он справедливо зовется повелителем морей и что для него нет ничего невозможного на земле, ибо он всемогущ. Слушая такие речи, король сказал:
— Принесите мне мое кресло и поставьте здесь, на краю скалы.
Кресло принесли, царь сел и опять стал глядеть на море. Между тем, поднялся ветер, и волны с шумом стали набегать на берег.
— Не смей подходить ко мне, море! — грозно крикнул Канут. — Ведь оно должно исполнить мою волю, не так ли? — спросил царь придворных.
Те молча поклонились царю в знак согласия.
— Так подойдите ко мне, друзья, ближе.
Придворные подошли.
А буря на море разыгрывалась все сильнее и сильнее. Волны, как бешеные, кидались на берег. Трусливых придворных разбирал страх, но отойти они боялись, а король сидел и будто ничего не замечал. Но вот одна волна так сильно ударилась о берег, что окатила всех водой. Придворные закричали от страха и отскочили назад.
— Как вы можете, стоя подле меня, бояться моря? — спросил царь. — Разве не сами же вы сказали, что я — повелитель морей и ветров?
Придворные молчали. Тогда Канут встал и, указывая на себя, сказал:
— Смотрите — это ваш король.
Затем, подняв руки к небу, добавил:
— А там ваш Бог! Если бы Канут был на самом деле всемогущим повелителем моря, тогда оно повиновалось бы ему. Есть только единый истинный Бог, который всемогущ и которому повинуются и ветры, и моря, и люди, и все им созданное.